?

Log in

Фриз колоннады

Это только первая часть рассказа о фризе внутри наружной колоннады Музея, справа и слева от центрального входа, чем закончилось дело я пока не знаю, а результат его и сейчас украшает фасад Музея.



Детектив да и толькоCollapse )
Зинаида Волконская

Среди рассеянной Москвы,
При толках виста и бостона,
При бальном лепете молвы
Ты любишь игры Аполлона.
Царица муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И под задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком,
И вьется, и пылает гений.


А.С. Пушкин для Зинаиды Волконской, 1826 г.


Еще в двадцатых годах XIX столетия в салоне княгини Зинаиды Волконской ... возникла идея создания музея изящных искусств в Москве. В "Телескопе" была опубликована её статья "Проект эстетического музея при Московском университете", где говорилось о необходимости создания такого музея и о том, что в первое время в нем нужны хотя бы гипсовые слепки известнейших скульптур Греции, Египта, этрусков, произведений Кановы, Торвальдсена и других. "Желательно бы было, чтоб изящные искусства не ограничивались одними мастерскими художников, но вошли бы непосредственно в круг общественного воспитания и образовали бы в народе чувство эстетическое".
(Read more ...)   
(Читать больше о Зинаиде Волконской ...)

Библиотека Музея

Из Записки о Музее изящных искусств им. императора Александра III, составленной И.В.Цветаевым: "Библиотека музея. При Музее библиотека будет иметь специальный, историко-художественный характер. Здесь предполагается сосредоточить вю существенно-важную литературу для изучения искусств и быта древних и новых народов: атласы, художественные увражи, обширные издания памятиков искусств, литературную разработку истории искусства в трудах общего характера и в специальных монографиях на всех главнейших языках. При библиотеке предполагается устроить читальный зал для студентов и публики, для которой он должен быть открыт ежедневно, кроме воскресенья и праздничных дней. Начало библиотеки этого рода Университетом уже сделано, остается лишь неуклонно идти по этому практикой немеченному пути".



Read more...Collapse )

Гордостью ГМИИ является исключительное по художественному качеству собрание живописи мастеров французского импрессионизма и постимпрессионизма. Основу и лучшую часть этого собрания составляют  картины, конфискованные большевиками у великих коллекционеров шедевров искусства Сергея Щукина и Ивана Морозова.

К наиболее известным полотнам импрессионистов в коллекции ГМИИ можно отнести работы Моне «Бульвар Капуцинок», «Руанский собор», «Сирень на солнце» и «Стог сена»; Ренуара «Девушка в черном», «Портрет Жанны Самари», «Купание на Сене», «В саду. Мулен де ла Галетт» и «Обнаженная»; Писарро «Вспаханная земля»; Сислея «Опушка леса в Фонтенбло»; Дега «Голубые танцовщицы».
 

Огюст Ренуар, «Портрет Жанны Самари»


Брендовый ряд полотен постимпрессионистов в ГМИИ состоит из работ Поля Сезанна «Пьеро и Арлекин», «Равнина у горы св. Виктории» и «Персики и груши»; Винсента Ван Гога «Красные виноградники в Арле», «Пейзаж в Овере. После дождя» и «Портрет доктора Рея»; Поля Гогена «Кафе в Арле» и «Сбор плодов».

Read more...Collapse )
2 августа 1898 года, дневник Цветаева: "Кн.Юсупов приехав в августе в Москву, при первой же встрече со мною взял от имени княгини Зинаиды Николаевны зал стоимостью в 46 650 руб. Имя Юсуповское оправдано достойным образом."



Римский зал, один из богатых и утонченных залов Музея. Он был назван в честь прадеда З.Н.Юсуповой кн.Николая Борисовича Юсупова, сподвижника Екатерины II в устройстве Эрмитажа и основателя знаменитых художественных коллекций.

Читаем дальшеCollapse )
Каждый зал в Музее Изящных Искусств, построенный на средства меценатов, носил чье-нибудь имя. Деньги собирались по всей России, очень многие уважаемые люди откликнулись на просьбу И.В.Цветаева. Залы носили имена родственников дарителей, или людей, чью память они хотели сохранить таким образом.

Но сначала, кому Музей обязан именем Александра III. Это первая дарительница музея Варвара Андреевна Алексеева. "Лежа на смертном одре" она велела своим душеприказчикам отдать все свои сбережения на постройку в честь Александра III, который умер менее месяца до нее. Имя это принесло немало хлопот Цветаеву. Он не мог переименовать музей, чем отпугнул многих дарителей и жертвователей, которые отказывались давать деньги на что-либо связанное с Александром III. Но Иван Владимирович мягко и терпеливо отстаивал право музея именоваться так, из уважения к Варваре Андреевне. Именно с ее взноса он считал начало Музея. На средства той же Алексеевой была построена в Москве первая глазная больница в 1900 году. Больница называлась в честь В.А.и А.А.Алексеевых и пользовалась большой популярностью у населения. Это была первая муниципальная больница Москвы, в которой всем нуждающимся оказывалась бесплатная медицинская помощь, бесплатно выдавались лекарства и оказывалась экстренная помощь.

В.А.Алексеева, И.М.Рукавишников, С.А.ПротопоповCollapse )

     "Звонили колокола по скончавшемуся Императору Александру III, и в это же время отходила одна московская старушка. И, слушая колокола, сказала: "Хочу, чтобы оставшееся после меня состояние пошло на богоугодное заведение памяти почившего Государя". Вот, постоянно, с детства мною слышанный рассказ моего отца, Ивана Владимировича Цветаева, о происхождении Музея изящных искусств имени императора Александра III.

     Но мечта о музее началась раньше, намного раньше, в те времена, когда мой отец, сын бедного сельского священника села Талицы, Шуйского уезда, Владимирской губернии, откомандированный Киевским университетом за границу, двадцатишестилетним филологом впервые вступил ногой на римский камень.  ...   Мечта о русском музее скульптуры была, могу смело сказать, с отцом сорожденная. Год рождения моего отца -- 1846 г.
          _________

     Одно из первых моих впечатлений о музее -- закладка. Слово -- закладка, вошедшее в нашу жизнь, как многие другие слова, и утвердившееся в ней самостоятельно, вне смыслового наполнения, либо с иносмысловым. Мама и Лера шьют платья к закладке. Дедушка приедет на закладку из Карлсбада. Дай бог, чтобы в день закладки была хорошая погода. На закладке будет Государь и обе Государыни. В конце концов, кто-то из нас (не я, всегда отличавшаяся обратным любознательности, то есть абсолютным фатализмом): "Мама, а что такое закладка?" -- "Будет молебен, потом Государь положит  под камень монету, и музей будет заложен". -- "А зачем монету?" -- "На счастье". -- "А потом ее опять возьмет?" -- "Нет, оставит". -- "Зачем?" -- "Отстань".  На закладку нас, конечно, не взяли, но день был сияющий, мама и Лера поехали нарядные, и Государь положил монету. Музей был заложен. Отец же три дня подряд напевал свой единственный за жизнь мотив: три первых такта какой-то арии Верди.
     _________

      Слово "музей" мы, дети, неизменно слышали в окружении имен: Великий князь Сергей Александрович, Нечаев-Мальцев, Роман Иванович Клейн и еще Гусев-Хрустальный. Первое понятно, ибо великий князь был покровителем искусств, архитектор Клейн понятно тоже (он же строил Драгомиловский мост через   Москва-реку),   по Нечаева-Мальцева   и Гусева-Хрустального нужно объяснить. Нечаев-Мальцев был крупнейший хрусталезаводчик в городе Гусеве, потому и ставшем Хрустальным. Не знаю почему, по непосредственной ли любви к искусству или просто "для души" и даже для ее спасения (сознание неправды денег в русской душе невытравимо), -- во всяком случае, под неустанным и страстным воздействием   моего отца (можно сказать, что отец Мальцева обрабатывал, как те итальянцы -- мрамор) Нечаев-Мальцев стал главным, широко говоря -- единственным жертвователем музея, таким же   его физическим создателем, как отец -- духовным. (Даже такая шутка по Москве ходила: "Цветаев-Мальцев".)

     Нечаев-Мальцев в Москве не жил, и мы в раннем детстве его никогда не видели, зато постоянно слышали. Для нас Нечаев-Мальцев был почти что обиходом.     "Телеграмма     от     Нечаева-Мальцева".     "Завтракать    с Нечаевым-Мальцевым". "Ехать к Нечаеву-Мальцеву в Петербург". Почти что обиходом и немножко канитферштаном, которого, прибавлю в скобках, ни один ребенок, к чести детства, не понимает в его настоящем юмористическом смысле, то   есть   именно   в   самом   настоящем: человеческом (бедный,   бедный Канитферштан!).    

     С течением времени принципом моего отца с Нечаевым-Мальцевым стало -- ставить его перед готовым фактом, то есть счетом. Расчет был верный: счет -- надо платить, предложение -- нужно отказывать. Счет для делового человека -- судьба. Счет -- рок. Просьба -- полная свобода воли и даже простор своеволию. Все расстояние от: "Нельзя же не" до: "Раз можно не". Это мой отец, самый непрактичный из неделовых людей, учел. Так Нечаев-Мальцев кормил моего отца трюфелями, а отец Нечаева-Мальцева -- счетами. И всегда к концу завтрака, под то самое насильное шабли. "Человек ему -- свой счет, а я свой, свои..." -- "И что же?" -- "Ничего. Только помычал". Но когда мой отец, увлекшись и забывшись, события (конец завтрака и свершившийся факт заказа) опережал: "А хорошо бы нам, Юрий Степанович, выписать из-за границы..." -- настороженный жертвователь, не дав договорить: "Не могу. Разорен. Рабочие... Что вы меня -- вконец разорить хотите? Да это же какая-то прорва, наконец! Пусть   государь   дает,   его   же родителя -- имени..." И чем меньше предполагалась затрата -- тем окончательнее отказывался жертвователь. Так, некоторых пустяков он по старческому и миллионщикову упорству не утвердил никогда. Но когда в 1905 году его заводы стали, тем нанося ему несметные  убытки, он ни рубля не урезал у музея. Нечаев-Мальцев на музей дал три  миллиона, покойный государь триста тысяч. Эти цифры помню достоверно. Музей Александра III есть четырнадцатилетний бессребреный труд моего отца и три  мальцевских,    таких    же    бессребреных    миллиона.    Где    те   пуды цветаевско-мальцевской переписки, которую отец, чтобы дать заработать, дал одной из своих племянниц, круглолицей поповне и курсистке Тоне, переписывать от руки в огромный фолиант, который бедная Тоня, сопя и корпя и ничего не понимая (была медичка!), тоскливо называла "моя плешь"? Помню, что за трехмесячную работу девушка получила тридцать рублей. Таковы были цены. Но такова еще была особая -- музейная! -- бережливость отца. "И тридцать рублей заработает, и, по крайней мере, знать будет, что такое музей и как он строится. Лучше -- чем с подружками чаи распивать!"
_________

      Теперь расскажу о страшном его и матери, всех нас, горе, когда зимой 1904 -- 1905 года сгорела часть коллекций музея. Мне кажется, это было на Рождество, потому что отец был с нами во Фрейбурге. Телеграмма. Отец молча передает матери. Помню ее задохнувшийся, захлебнувшийся голос, без слова, кажется: "А-ах!" И отцовское -- она тогда была уже очень больна --умиротворяющее,   смиренное,   бесконечно-разбитое:   "Ничего.   Даст   бог. Как-нибудь". (Телеграмма, сгоряча, была: музей горит.) И его безмолвные слезы, от которых мы с Асей, никогда не видевшие его плачущим, в каком-то ужасе отвернулись.
     Мать до последней секунды помнила музей и, умирая, последним голосом, из последних легких пожелала отцу счастливого завершения его (да и ее!) детища. Думаю, что не одних нас, выросшими, видела она предсмертным оком.
     Говоря о матери, не могу не упомянуть ее отца, моего деда, Александра Даниловича Мейна, еще до старушкиных тысяч, до клейновского плана, до всякой зримости и осязаемости, в отцовскую мечту -- поверившего, его в ней, уже совсем больным, неустанно поддерживавшего и оставившего на музей часть своего состояния. Так что спокойно могу сказать, что по-настоящему заложен был музей в доме моего деда, А. Д. Мейна, в Неопалимовском переулке, на Москве-реке. Все они умерли, и я должна сказать.
Август 1933

“Музей Александра III” (в сокращении), Марина Цветаева,
собрание сочинений в 7 томах, том 4, книга 1,  изд. «Терра», М.,1997 г.

Речь идет о более 1200 гравюрах, многие из которых находятся в запасниках и ранее не были доступны посетителям музея. В настоящее время созданы цифровые копии работ японской графики XVI - XX вв., британской гравюры XVIII - XIX вв. и российской гравюры XVIII - начала XIX вв. Часть этих произведений уже находится в открытом доступе в электронных каталогах на сайтах www.britishprints.ru и www.russianprints.ru.
В ближайших планах музея - оцифровка коллекций импрессионистов.
http://vz.ru/news/2009/9/28/331827.html

Владимир Семенович Голенищев был выдающимся египтологом и коллекционером. Превосходное знание арабского языка оказало Голенищеву большую услугу: он мог свободно общаться с современными ему египтянами и, следовательно, не иметь ограничений в деле розыска и покупки древностей для своей коллекции. Наделенный тонким вкусом, обширными знаниями и, что особенно, прозорливостью в атрибуции памятников, он в полной мере использовал имевшиеся в его распоряжении средства, приобретая порой истинные шедевры искусства для своего собрания.

Голенищев-коллекционер был неутомим и удачлив. В его коллекции были бронзовый наконечник копья «с надписью, слегка на нем нацарапанной и упоминающей о том, что этот предмет привезен царем Ааимесом I13, XVIII–ой дин., из его побед на востоке», ритуальный лук и стрелы из черного дерева, принадлежавших роду царского сына Амени, довольно длинный, хотя и очень узкий гиератический папирус, содержащий целую серию геометрических задач с решением и с приложенными небольшими чертежами. По числу это — второй сохранившийся до нас математический папирус, уникальная погребальная пелена знаменитого Монтуэмхета, управителя Фив в эпоху нубийского завоевания Египта в 7 в. до н. э., с указанной на ней датой смерти вельможи на 17–м году правления Тахарки, и, пожалуй, самый известный шедевр коллекции Голенищева — туалетная ложечка из слоновой кости и эбенового дерева, изображающая богиню неба Нут в облике девушки, плывущей с цветком розового лотоса в руках, — поразительное произведение фиванских мастеров 14 в. до н. э. Бюст Аменемхета III, один из лучших памятников собрания В. С. Голенищева.

Бюст Аменемхета III из собрания В. С. Голенищева. Гранит. XII династия

 

Read more...Collapse )

 

Profile

Ренуар - Самари
gmii
Музей изящных искусств - ГМИИ

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner